FolkMusic

Сайт о русской народной музыке...

На горе, горе было на крутой

На горе, горе было на крутой,
Стояла корчма весьма высока.
Во той во корчме шинкарка живет;
Шинкует шинкарочка тремя пойлами,
Тремя пойлами, а все разными:
Пивом да вином да сладким медом.
У этой шинкарочки три молодца пьют,
Три молодца пьют, три удалыих:
Туляк да поляк, со Дону казак.
Туляк пиво пьет, — денежки дает;
Поляк меды пьет, — червонцы кладет;
Казак водку пьет, — денег не дает,
Самое шинкарочку с собою зовет:
«Поедем, шинкарочка, к нам на тихий Дон!
У нас на Дону — не по вашему:
Не ткут, пе прядут, — во шелку ходят;
Не пашут, не сеют, — белый хлеб едят,
Белый хлеб едят, мед-горелку пьют...»
Сдавалась шинкарочка на его слова,
На его слова, на ласковыя.

Повез он шинкарочку к себе в тихий Дон,
Привез он шинкарочку к себе в тихий Дон..
«Зачем ты, казаченька, обманул меня?
Сказал ты, казаченька: не ткут, не прядут,
Не ткут, не прядут, — во шелку ходят,
Не пашут, не сеют, — белый хлеб едят,
Белый хлеб едят, мед-горелку пьют!»
Осерчал казаченька на эти слова;
Посадил шинкарочку во колясочку,
Повез он шинкарочку во сыренький бор,
Привез он шинкарочку во сыренький бор,
Привязал шинкарочку к толстой сосенке,
Зажег же казаченька толсту сосенку,
Толсту сосенку с корня до верху.
Сосенка горит, шинкарочка говорит:
«Зачем ты, казаченька, привязал меня?» —
— «Затем привязал тебя, — мудрена больно!»

Уфимская губерния, Мензелинский уезд. Пальчиков, № 49.