FolkMusic

Сайт о русской народной музыке...

Как у вдовушки было у пашицы

Как у вдовушки было у пашицы
Что ль девять сынков и одинака дочь.
Что ль девять сынков возростать стали,
Возростать стали да вдруг повыросли,
Вдруг повыросли да во разбой пошли
Во тую ли во шайку да во разбойницку;
А одинаку дочь замуж выдали
Что ль за славное за сине море,
За того ли купчика за богатаго.
Она год жила — не стоснулася,
Другой жила — да в умах не было,
На третий год стосковалася,
У мужа она да подавалася
?хать в гости да во свою землю
Ко своим дражайшим к родителям.
Двое вздумали с мужем, поехали
На том ли на черном на корабле.
Среди моря да средь синяго
Что ль не тученьки да призатемнели,
Не белы снежки да призабелели,
Призачернели черны корабли,
Призабелели тонки парусы,
Что ль наехало девять разбойников.
У молодой жены у красавицы,
Взяли у ней тут мужа, потребили,
А жива младенчика в море спустили,
Молоду вдову прибезчестили,
Все имение, злато-сребро да поразграбили,
Что ль чернен корабль да огню предали.
Все разбойники спать улягутся,
А един разбойник, атаман большой,

С молодой вдовой сел разговаривать,
Разговаривать да на словахь ласкать:
«Не кручинься ты, молода жена!
Мы найдем тебе что ль ина мужа!»
Стал разбойник, он выспрашивать:
«Ты скажи-ка, скажи, скажи, вдовушка,
Ты чьего роду есть да чьего племени,
Ты да чьего отца, чьей ты матери
И как тебя да именем зовут,
Звеличают тебя да по отечеству?»
Во слезах вдовушка да словцо смолвила:
«И на что меня, бедну, спрашивать?
Тело мое полоненое,
Я, сирота-вдова, прибезчещена!
Есть я роду само-нижняго,
Есть я роду вдовки горя-пашицы.
Что ль у вдовушки было у пашицы
Девять сынов, моих братьев родныих.
Девять сынов возростать стали,
Возростать стали, вдруг повыросли,
Вдруг повыросли, да во разбой пошли;
А меня, одинаку сестру, в замуж выдали
Что ль за славное да за сине море,
Что за того ль за купчика за богатаго.
Уж я год жила — не стоснулася,
Другой жила — в умах не было,
На третий год я стосковалася.
Двое вздумали с мужем, поехали
Во свою землю да во отечество
Ко своей родителю-матушке,
Честной вдове да горе-пашице!» —
Тут разбойник, атаман большой,
Атаман большой да прирасплакался,
Покатились слезы по белу лицу.
Во слезах он словцо вымолвил:

«Вы ставайте-ка, братцы родные!
Мы ведь сделали проступки великие:
Первой проступок — во разбой пошли,
Грабили все имения, злато-серебро,
Проливали напрасно кровь человеческу;
Другой проступок великиий —
У родимой сестры мужа потребили,
Живаго иноплемника в море спустили;
Третий преступок великиий,
Великий грех тяжкиий —
Родиму сестру прибезчестили!»
Вставают со сна все разбойники,
И все разбойники да прирасплакались
И с родимой сестрой поздоровались.
Приходили они во свою землю
Ко той ли ко родимой ко матушке,
Ко честной вдове горе-пашице.
Тут все они с матушкой поздоровались,
Тут поздоровались и все расплакались.
Раздавали разграблено злато-серебро
И все имение-богачество
По тем ли сиротам по бедныим,
По тем ли церквам по Божиим;
Сами пошли скитатися по разным странам.

Олонецкая губерния. Повенецкий у езд. Рыбников, часть IV, стр. 99.