FolkMusic

Сайт о русской народной музыке...

Как сряжался князь Михайло

Как сряжался князь Михайло
Во путь дальнюю дорожку;
Наказывал князь Михайло
Своей матушке родимой:
«Береги мою княгиню
И обрученну жену Катерину;
Ты вспой мою жену молодую,
Ты сытою вспой медовою,
Ты буди мою жену молодую,
Ты к обедне, ко всенощны!»
Как поехал князь Михайло
Во путь дальнюю дорожку.
Ея матушка ея не взлюбила;
По три день байну топила,
Жарки каменья калила,
На белую грудь сажала,
Белы груди выжигала.
Посередь пути-дорожки
У Михайлы конь споткнулся,
И на руке сокол стрепехнулся:,
«Верно в доме нездорово!
Жива-ль-то матушка родная
И молодая княгиня?»
И посередь пути он дорожки ворочался;
Он к домичку подезжает,
Родна матушка встречает.
— «Жива-ль ты, матушка родная,

И жива-ль молодая княгиня?» —
— «Как пошла твоя молодая,
Пошла в садик погуляти,
Шелковой травушки помяти,
Зрелых яблочков порвати!»
Пошел он во садик посмотрети —
Шелкова травушка стоит не мята,
И зрелы яблочки стоят не рваны.
К родной матушке приходит:
— «Уж ты, матушка родная,
Ты в первом случае меня обманила!
Где ж моя молодая княгиня
И обрученна жена Катерина?» —
— «Как пошла твоя жена молодая,
Пошла к нянькам, пошла к мамкам,
И ко сенныим пошла красным девкам!»
И как пошел-то князь Михайло,
Пошел к нянькам, пошел к мамкам,
И ко сенным пошел красным девкам.
— «Уж вы, няньки, уж вы, мамки!
Не видали ль моей княгини
И обрученной жены Катерины?»
— «Мы видать ей не видали,
А слыхом-то мы слыхали!
Твоя матушка родная
По три день байну топила,
И жарки каменья калила,
И на белую грудь сажала,
Белы груди ей выжигала!»
Он приходит к родной матушке:
— «Уж ты, матушка родная,
Во втором случае меня обманила!»
— «А как пошла твоя молодая
Во соборну Божью церкву,
И пошла она Богу молиться

И за Михайлу Богу поклониться!»
Как пошел-то князь Михайло
Во соборну Божью церкву;
И стоит две гробницы,
Все оне гробницы стоят золотыя,
И все покрыты стоят пеленою,
И пеленою покрыты золотою.
И вынимает он два ножичка булатных,
И во утробе он себе торнул....
И сделалось три гробницы,
И все гробницы стоят золотыя,
И покрыты оне пеленами,
И пеленами покрыты золотыми.
Сзади матушка стояла
И горючи слезы роняла:
— «Уж я курва, уж я б....а,
Уж я чистая супостатка!
Три души я все сгубила:
Уж я сына и невестку
И во утробе я младенца!»

Новгородская губерния, Валдайский уезд. Новгородский Сборник, вып. II,